Во время Революции Достоинства активисты бросали во власть, внутренние войска и беркут столетним памятным символом коррупции в Киеве — шведским базальтом

Мирный «Евромайдан» конца 2013 года неожиданно перерос в вооруженное противостояние зимой 2014-го. Активисты Революции Достоинства, сами о том не подозревая, использовали вековой символ коррупции в борьбе с властью. Обледеневшими, сбитыми в кровь пальцами, протестующие выковыривали камень из мостовых центральных улиц города и бросали ним во внутренние войска и беркут.

Вспомним немного истории происхождения мощения на центральных улицах города.

В 1906 Всеволод Яковлевич Демченко становится Гласным киевской городской Думы и возглавляет Мостовую комиссию, для которой готовит доклад «О современных типах улучшенных мостовых в Западной Европе и результатах 4-летнего применения их в Киеве». В докладе указывает, что «большая часть русских городов обладает невозможными мостовыми, передвижение по которым является пыткой» и даже более того, киевские акушеры очень многие женские болезни объясняли именно дорожной тряской. Демченко предложил вместо булыжника (камень разных размеров) использовать каменные кубики, испробованные в германских городах — Берлине, Гамбурге, Кельне. Асфальт, которым тогда уже крыли дороги на Западе, для киевского рельефа не подходил — в то время его укладывали на «почти или совершенно горизонтальных улицах».

В 1909 г. городской думой был проведен «соединенный» пятипроцентный заем преимущественно в Бельгии сроком на 62 года, из которого миллион рублей предназначался для улучшения мостовых. В освоении этой немалой суммы весьма заметную роль сыграл инженер Демченко. Базальт для мозаики закупали в Волынской губернии, а прямоугольники — в Швеции. Последнее обстоятельство вызвало сплетни и негодование киевлян, ведь шведские кубики в полтора раза дороже, да и доставка обходится в копеечку.

За два строительных сезона — 1909 и 1910 годов — «перемостили» Думскую площадь (нынешний Майдан Незалежности), Крещатик, Прорезную, Владимирский спуск, Александровскую, Николаевскую и другие центральные улицы. Стоит отметить, что весь снятый булыжник перевозится на край города для мощения бывших проселочных дорог.

Бурные темпы перемощения улиц раздражали киевлян, терпящих неудобства, связанные с реконструкцией мостовых. Свидетельство тому — газета «Киевские вести» 1910 года, в которой появились стихотворные заметки под названием «Жестокое лето» за подписью «д-р Фрикен». Любопытно, что под этим псевдонимом скрывался Самуил Маршак, подрабатывавший тогда в киевской прессе:

Вот город N!.. Какой-то шаромыжник
Кругом разрыл на улицах булыжник,
Остановил трамваи. Город N —
В развалинах, как древний Карфаген.
Ремонт... Ремонт...
В Пьемонт! В Пьемонт!
В Неаполь! В Пизу, Рим иль Ниццу!
В какой угодно дальний путь...
Куда-нибудь — Но за границу!

Но еще больше киевлян раздражало то, что именно в 1909-1910 годах Демченко построил три крупных современных доходных дома с лифтами, отоплением и телефонами. Два дома по проекту архитектора Ивана Ивановича Беляева разместились в начале улицы Ольгинской и третий — на Большой Житомирской, 25. Еще через год Всеволод Яковлевич въехал в шикарный особняк в стиле ампир на улице Шелковичной (современное помещение Академии правовых наук Украины), известный современным киевлянам как «дом с кариатидами». Схему конвертации муниципальной должности в частные дома едва ли можно было наладить без участия мэра города. Пост главы Киева занимал Ипполит Дьяков, который также именно в этот период обзавелся новым многоэтажным доходным домом.

Благодарю Мастерскую Интересного Киева за предоставленную историческую информацию.

Редакция onyshchenko|ua не несет ответственности за публикации блогеров, а также не находит взаимосвязь с гиперактивным ремонтом дорог в столице.